Live Spinelli
Весенние леса Белоруссии | Журнал "Основной инстинкт", №7/2012

Весенние леса Белоруссии | Журнал "Основной инстинкт", №7/2012

Рассказать друзьям
Live-Spinelli Охота 359 0 5.0

«Настоящий охотник бродит с ружьем, пока он жив и пока на земле не перевелись звери, также как настоящий художник рисует, пока он жив и на земле есть краски и колет, а настоящий писатель пишет, пока он может писать, пока есть карандаши, бумага, чернила и пока у него есть о чем писать, - иначе он дурак и сам это знает».

Эрнест Хемингуэй, «Зеленые холмы Африки».

Среди всех охот, которые обычно ассоциируются у российского охотника с весенним периодом, в первую очередь на ум приходят охоты по птице. Между тем не только в заморских странах, но и совсем рядом есть весенние охоты по зверю - надо только об этом знать.

Белорусы взяли с западных соседей хороший пример, стараясь удовлетворить желание продвинутых охотников в избирательной добыче зверя и в межсезонье. Практически там не прекращается охота почти круглый год, меняются лишь ее объекты и способы. Весенняя охота на самца косули (в простонародье «козлика») и на кабана, конечно, более ответственна по сравнению с осенней загонной и требует привлечения большего количества сил и средств. Недопустима ошибка, в результате которой вместо исполнившего свои обязанности рогатого самца будет добыта беременная или кормящая самка, либо вместо секача или не влияющего на поголовье сеголетка от пули падет поросая свиноматка.

На таких охотах применяется западный принцип сопровождения каждого охотника персональным егерем, дабы такую ошибку исключить даже для начинающего. Конечно, это, с одной стороны, накладывает ограничение в количестве охотников, которое хозяйство в состоянии обслужить одновременно, а с другой - вносит неизбежные дополнения в стоимость такой охоты.

Охотиться в Белоруссии мне нравится. Если добавить к этому, что типичное поголовье зверя в ухоженных с любовью белорусских хозяйствах зачастую позволяют их называть «мясным лесом», мое стремление сюда станет еще более объяснимым. Не раз бывал я весной и на юго-западе республики, в Брестской области, на границе с Польшей и Украиной, и почти под самым Минском, в разных хозяйствах.

Одним из излюбленных мест для меня является Негарэлае, это прямо под Минском. Недалеко находится, очень понятный и вменяемый персонал, удобное проживание в местном Доме охотника, а главное - обилие дичи для весьма близкого к центру хозяйства, в чем немаловажная заслуга его охотоведа Виктора, увлеченного фотографа живой природы и искренне любящего родной край человека. Особенно замечательно там организуются осенние загонные охоты - таких четких действий на прочищенных пронумерованных «квадратах» я больше не встречал нигде и никогда. Но загонка - загонкой, а на весну там обычно мало лицензий и много желающих.

Очень нравилось в Браславских Озерах. Обширнейшее хозяйство, изобилующее как косулей, так и кабанами, с проживанием в комфортабельных коттеджах. Изумительной красоты природа (впрочем, где можно поискать иную?). Но что-то не срослось в какой-то момент у руководства хозяйства с «соответствующими» органами, и знакомство наше в одночасье было прервано надолго, ограничившись буквально 2-3 выездами. Тем не менее, именно там я, наверное, впервые прочувствовал прелесть и красоту складывания чуткого козлика и радость от его добычи в итоге. Однако, как известно, «свято место пусто не бывает», и место Браслава с успехом стали заменять альтернативные, часто гораздо более мелкие хозяйства, частично государственные (и даже военные, отряженные практичным «бацькой» зарабатывать валюту на иностранцах), частично - частные. Где-то нравилось, где-то побывали «одновременно дважды» (т. е. в первый и в последний раз). Но помнится всегда самое хорошее.

ПОДАЛЬШЕ...

Среди сравнительно дальних белорусских хозяйств более других запомнились «Мосты» в Брестской области, в которое многократно ездили в различном составе, в т. ч. в 2004 году как-то с братом Максимом и коллегой по многим моим охотам Антоном. Я тогда впервые опробовал свой болтовой карабин Sako-75 Hunter в калибре .243Win, приобретенным незадолго до этого специально под такие охоты вместо многолетнею служаки «Тигра».

По дороге из Москвы видели двух зайцев, куницу и другую живность, что «разогревало» предвкушение охоты. Дорога, как я уже сказал, дальняя, от Москвы более 1000 км, тем не менее, около полуночи нас наконец встречает директор хозяйства Николай, и вот мы уже на базе. Стоит отметить, что на этой базе я был уже не в первый раз, и всегда оставалось только благоприятное впечатление как об охоте, так и удобствах, радушном приеме и прочем, что неизбежно участвует в формировании мнения о хозяйстве. Насколько знаю, теперь это частное хозяйство, но и тогда Николай все держал в крепких хозяйственных руках. Мало того, на кухне охотничьей базы нам иногда готовила его супруга. Перед приездом гостей он за несколько дней высаживал на все вышки и лабазы жену, тещу, дочь и всех возможных родственников с часами и клочком бумаги, на который те обязаны были записывать по минутам выходы того или иного зверя из конкретного лога или перелеска. В результате, естественно, имел полную картину и почти гарантированный успех для клиента. А в ту поездку чуть все не испортили все те же банальные комары, невероятное количество которых не позволяет вечером жить спокойно. Реально - стоит высунуть на мгновенье ладонь из-под одежды, как на нее одновременно садится до 10 кровососов, причем если их прихлопнуть, то на прихлопывающую руку успевает сесть еще как минимум 5. Как назло, в тот раз все почему-то не захватили никакого репеллента, о чем жестоко жалели на протяжении всего похода.

Так или иначе, но перекусив с дороги и маханув по стопочке, отправляемся баиньки на часок перед утренней охотой. В 3:00, как обычно, подъем, чаек и - вперед с прибывшими к этому времени егерями Колей и Геной. Было предложено в первую же утрянку мне сесть на лабаз, а брат и Антон поехали охотиться с подхода. Заходя на «свое» поле, подняли двух коз, да залаял козел в лесу за лабазом. Сижу, довольно тепло, туман начинает понемногу рассеиваться, комаров утром поменьше.

Почти внезапно начинается жуткий рев и мычание, вначале, было, принятые за массовое нашествие дичи, по быстро идентифицированные как коровье стадо. ДВА коровьих стада, в противоположных концах большущего поля, лежащего непосредственно передо мною и предполагаемого к предстоящей охоте, выгнанные пастухами в непосредственной близости от места событий. Крепкий отборный мат во всю мощь крепких пастушеских легких, посредством которого ребята управляют подопечной скотиной, слышен по меньшей мере в радиусе 4-5 км. В памяти мгновенно всплыл старый мультик «История одного преступления», где добропорядочный гражданин в итоге убивает дворничиху сковородкой по голове. Обстановка создает впечатление, что я со своим сидением «не шорохнувшись» и дыша через раз, здесь чужой и ненужный. Все прочие звуки стихли, ничего нет. Думаю: или пора слезать и двигать куда-то отсюда, или пристрелить какую-нибудь мелкую живность, чтобы хоть чем-то новый ствол «размочить»? Время уже 9:00 по местному, через часа полтора за мной заедут на обратном пути...

Что-то заставляет взглянуть в дальний конец поля, где в 400 м (с утра засечено дальномером при определении диспозиции) стоит одинокое дерево в нескольких метрах от ближайших кустов. Ба, возле дерева-то - козел! Даже невооруженным глазом угадываются рожки, смотрю в оптику, убеждаюсь - точно. Козел ведет себя нервно (еще бы - стадо с пастухом совсем близко!), крутит головой и в конце концов сваливает в сторону кустов. Решаю - идти! Потихоньку слезаю, цепляясь лоскутами «лешего» за ступеньки, и двигаюсь по периметру поля в обход, чтобы подойти к краю кустов, за углом которых скрылся козел, максимально незаметно для него. Сначала даже подумал, было, ползти, по когда прикинул, сколько это займет времени...

«Леший» от фирмы «Зонт» неплохо маскирует, но имеет два минуса: жарко в нем, как в шубе, и лоскуты эти имеют свойство цепляться за все, что встречается на пути, а мелкие ветки и травинки даже брать в плен и уносить с собою.

В общем, даже пешком, пригнувшись, заняло час. Вот заветный край. И тут, вглядываясь в просветы между ветками, начинаю понимать, что это не угол кустов, а лишь узкий, не более двух метров шириною язык, далеко выдающийся в сторону открытого пространства! Почти одновременно с этим пониманием залаяли заметившие (или причуявшие?) меня козлы, которые, как выяснилось, лежали по ту сторону языка. Выбежали два, оба с рожками, примерно одинаковые, вдоль языка, но потом забирая к середине большего поля, которое все передо мной. Вскидываюсь по первому, после второго выстрела, уже метров 150, он падает, а второй вдруг разворачивается и бежит на меля! Очевидно, он дезориентирован эхом от выстрела, с этим я уже встречался. Пытаюсь выстрелить в грудь, но лоскуты капюшона «лешего» падают на глаза в момент нажатия на спуск, и выстрел получается «в ту степь». Пока рву рукой капюшон назад, козлик разворачивается, с досады палю в угон - мимо. Последний патрон в патроннике. Подхожу к тому, которого «уронил» на скаку. Когда остается полсотни метров, он пытается поднять голову с передней частью корпуса. Делаю на всякий случай последний выстрел в основание шеи. Все.

Как выяснилось, «контрольный» был лишним, первая пуля перебила позвоночник в месте соединения с тазом. Пуля 6,5 г патрона Hornady раскрылась полностью, остаток свинцового сердечника отделился от оболочки у меня в руках. Тащить трофей через все поле к дороге - 500 м по жаре, в «лешем» с винтовкой па плече - оказалось грустнее, чем представлялось на первый взгляд. Но своя же ноша не тянет, к тому же помазал ствол свеженькой кровью, карабин вступил в эксплуатацию.

Оказалось, что в таких условиях болтовик практически не уступает привычному для меня в то время полуавтомату в скорострельности. Напоследок козел мне отомстил (мотающаяся при ходьбе за плечом башка боданула прямо в бровь), и кровь стала заливать левый глаз... Мухи...

Кладу в тень, в крапиву, накрываю «лешим», жду. Ну вот и едут, значит, я поспел вовремя... Кстати, памятный череп того козлика до сих пор у меня хранится. Во лбу проникающее (старое заросшее) ранение с прохождением крупной дробины в глазную пазуху, и рог с этой стороны пошел развиваться немного асимметрично. Вероятно, браконьерский стрел крупной дробью оставил эту отметину.

На вторую вечорку я хлопаю примерно со 180 м небольшого козлика, без трофейной ценности, но зато очень нежного на вкус. Антон в этот вечер берет долгожданного кабана 80-90 кг весом, с приличными клыками - тоже одним выстрелом.

ПОБЛИЖЕ...

Полюбившееся мне Негарэлае находится в Дзержинском районе под Минском. В этом году поехал я туда с приятелем Ринатом.

Виктор оказался занят с высокопоставленными гостями, нас же сопровождали егеря Миша и Володя. За все те дни, что мы охотились, утренние часы оказались не вполне удачными. То, перевидев большое количество оленух и самок косули, мы оказывались облаянными невидимым козлом из-за кустов. То минут 40, подкрадываясь за 300 м к козлу по высокой траве вдоль канавы, обнаруживаем, что крались к пустому месту, т. к. объект охоты давно ушел в лес через канаву, оставив только потревоженную ряску на воде. То, придя на то же место на другое утро, находим все близлежащие поля скошенными за один вечер, и вместо желанного козла минут 20 любуемся на спящую стоя, не шелохнувшись, косулю. Ну что тут поделаешь - охота ведь не магазин!

Вечером первого дня приходим мы с Мишей на большое поле и размещаемся на знаменитую белорусскую засидку в виде складных козел высотой метра 2-2,5, с сиденьем наверху. Мне, после всех предосторожностей с маскировкой, привычных на медвежьих охотах, всегда как-то некомфортно сидеть - как курица на насесте, всем желающим на обозрение. Хотя умом-то, конечно, понимаю, что зверь всегда реагирует только на движение, тем более здесь, на богатой белорусской земле, где зверю не привыкать к различным полевым сооружениям. Несколько раз пытаюсь манить, имитируя зов косули привезенным из Риги манком, но, очевидно, сейчас, еще за два месяца до начала гона, для самца этот звук неактуален. То и дело над головой хоркают тянущие вальдшнепы, еще довольно жарко, и наша с Мишей главная задача - не сверзнуться вниз, нечаянно заснувши. Не люблю сидеть на любой засидке с кем бы то ни было, не достигается полного умиротворения в общении с Природой, но так уж сегодня вышло, что сели вдвоем.

Между тем, лишь только солнце опустилось за макушки деревьев, как потянуло прохладой. Откуда ни возьмись, появились два первых комара (которых в этом году здесь на удивление мало), но помню, что нельзя делать резких движений, сидя посреди поля на ничем не прикрытой лестнице, и давлю их постепенно, а не прихлопывая. Ага, что это за темная точка отделилась от леса и двигается теперь к центру открытого пространства? Проклинаю себя за забывчивость, в результате которой оставил на этот раз в Москве и охотничий бинокль, и дальномер, и пытаюсь осторожно пристроить к глазу карабин с прицелом. В 6-кратную оптику от Сваровски то, что сослепу показалось с такого расстояния кабаном, реализовалось оленухой. Двигается относительно быстро, не переставая есть на ходу, лишь изредка поднимая голову и шевеля большими ушами в поисках посторонних звуков. Внезапно ощущаю, что похолодела другая щека, и, осторожно достав из нагрудного кармана флакончик с сухим тальком, проверяю ветер: так и есть, после захода солнца он немного крутанул и изменил направление. Полезными вещами торгуют американцы на «Cabelas»: и в Африке меня этот детектор выручал, и здесь сейчас! Оленуха уже приблизилась метров на 100, видны прожилки на нервной шее и щеках, но вроде бы обошлось. Сама она нам не нужна, но зачуяв и бросившись наутек, переполошила бы пол-леса, а нам это никак не нужно...

Тем временем мы с Мишей одновременно видим вдалеке, примерно там же, откуда появилась оленуха, следующего персонажа. По рыжему боку, намного более светлому, чем у нее, догадываемся, что это косуля. Но самец или самка? Оленуха уже свернула с прямого направления и с аппетитом уплетает сочную траву метрах в 15 от нас. Приходится осторожно поднять карабин, чтобы получше разглядеть нового подопечного. Только в этот момент оленуха «срисовала» движение и в полном недоумении уставилась на нечто, расположенное в двух метрах над землей. Нет, вероятнее всего, самка, шепчемся мы потихоньку с Мишей, который вооружен советским армейским 6-кратным биноклем, - рогов не видно, во всяком случае над ушами ничего не торчит. Но косуля, практически повторяя маршрут предыдущей столующейся особи, уже около 100 м от нас, и теперь, еще более стараясь не потревожить стоящую, как вкопанную, оленуху, я вкладываюсь получше, чтобы разглядеть козу более внимательно. В этот момент слышу Мишин шепот мне прямо в ухо: "А вроде как у него - ЯЙЦА!»

Хорошо, что наша этажерка поднята над уже довольно высокой травой, иначе бы Миша не разглядел с земли принадлежность особи к мужской когорте. А теперь и я разглядел что-то незначительное у него между ушами.

- Стрелять?

- Как хочешь, если хороший трофей не нужен, можешь стрелять.

У меня с некоторых пор действует правило: первого зверя, какой бы он ни был трофейной или другой ценности, надо стрелять обязательно, а потом уже можно немного попривередничать. Мгновенно перегруппировываюсь для стрельбы и снимаю свою любимую Sako-75 с предохранителя, а лишь только козлик в очередной раз опускает голову в траву, навожу перекрестие на основание шеи, и палец привычным движением жмет на спуск. Только с выстрелом оленуха ломанулась в лес, а козлик мгновенно исчез из виду.

Миша поздравляет и уходит за «уазиком», а я иду высматривать в траве мою добычу. Действительно, молоденький, еще в пантах, и вот почему мы не сразу разглядели рожки: их у него фактически один, второй остался недоразвитым с детства, всего 1-2 см от черепа. Как и ожидалось, пуля вошла слева в шейный позвонок у основания шеи и, пройдя немного сверху вниз по диагонали, застряла под кожей за последним правым ребром. Не мучился, бедолага, да и санитарный отбор для Виктора сделали...


В этот же вечер успели скрасть и небольшого кабанчика. Уже интенсивно темнело, и мы, бросив машину перед лесом, споро пошли сквозь него по лесной дороге. Миша угодья знает хорошо, и усилия не пропали даром. Еще на выходе, лишь только завиднелся свет в «конце тоннеля», он тронул меня за рукав и велел идти осторожнее. И вовремя: на фоне светлого пятна открытого пространства четко обрисовался контур свинтуса, вышедшего покормиться. Успели до темноты! Я перестал брать на такие охоты ночной прицел, использую его теперь только по медведю, которого иначе не взять, да и установлен он на совсем другом карабине, в совсем другом калибре. В Белоруссию я беру только маленькую ПНВ-гляделку, чтобы можно было рассмотреть положение зверя и его половую принадлежность. Помню, как-то пришлось добыть секача в кромешной темноте, ориентируясь по более-менее контрастным ориентирам, замечая их то левым глазом в ПНВ, то правым в дневной прицел. Скрадывал битый час, пока удалось идентифицировать темное пятно зверя и сделать верный выстрел, зная точно его анатомию.

Сейчас же совсем другая ситуация, еще не стемнело. Теперь мы шли крадучись и прижавшись к краю, чтобы наши силуэты не оказались для нашего подопечного столь же очевидными. Уже было темновато, и дистанция визуально определялась между 60-80 м, когда я пристроил оружие на трипод. Поначалу намереваясь сделать классический выстрел в ухо, из-за сгущающихся сумерек передумал и послал 100-грановую BTSP от Hornady в сердце. Но, так или иначе, зверь не мучался, только пару минут поагонизировал на месте стрела.

В последнюю вечорку в этом заезде у нас с Мишей вышло недопонимание. Мы охотились на колхозном поле, засеянном кукурузой, и еженощно атакуемом со всех сторон свинорылами. Егерь засек движение в дальнем углу в начинающихся сумерках, и мы принялись скрадывать. В результате получасовой попытки мы выглянули из-за угла леса, вдающегося в поле, и разглядели приближающееся к нам стадо в виде свиньи, нескольких товарок и подсвинков, а также нескольких поросят, которые, собственно, и являлись предметом моего вожделения, как гурмана. Свинья, шедшая первой, интенсивно мониторила ситуацию, средние шли за пей, а младшие, как им и подобает, носились между всеми как угорелые. Миша сел на корточки прямо передо мной и принялся биноклевать обстановку, перечисляя мне шепотом число свиней и подсвинков. Между тем расстояние непрерывно сокращалось, а сумерки стремительно сгущались, и я, экипированный только дневным прицелом с объективом х42, далеко не предельной светосилы, с каждой секундой упускал шанс на верный выстрел. Обойти Мишу со стороны поля, не рискуя обнаружить наше местонахождение, я не мог. Перешагнуть через моего усердного проводника тоже. Стрелять прямо у него над головой мне не позволяла философия и врожденное человеколюбие. Вступать в препинания тоже представлялось тривиальным. Принял единственное, как мне показалось, верное решение - протиснуться между Мишей и лесом, слегка оттеснив его (поймет и подстроится - что делать!), чтобы выставить треногу и сделать быстрый выстрел. Но под ногу попался полуприкопанный в черноземе кусок целлофана, который издал не вполне приятный звук, неожиданный для всех участников этой сцепы. Свинья, мгновенно повернув рыло в нашу сторону, повела носом и вгляделась, а потом, быстро и отрывисто рыкнув, привела все свое сообщество в ускоренное движение в обратную сторону. Через долю секунды, которая мне понадобилась, чтобы вскинуться, арена боевых действий опустела, и только раздосадованный голос Миши сетовал на мою неуклюжесть. Ну, так тому и быть - завтра в дорогу домой и надо ехать на базу, чтобы немного отдохнуть. Если бы все охоты оканчивались только удачно, зверья бы слишком поубавилось...

В заключение хочу сказать, многое есть у наших теперешних соседей, когда-то входивших в состав «Союза нерушимого», чему стоит поучиться. И в странах Балтии, и в Белоруссии, и в Киргизии. Такую охоту по водоплаваюшей и болотной дичи, какую я в свое время многократно опробовал в Латвии, у нас в России я нигде не встречал. А ведь, казалось бы, ничего сложного нет в том, чтобы подготовить лодки из расчета по одной на два человека и укомплектовать каждую длинным шестом с опором на одном конце. Вот и с весенней охотой по козлику. Чем плоха такая охота, кому она нанесет вред? Ведь практикуется у всех наших западных соседей. У нас же - только мифическое «на потравах» в межсезонье...

Видно, чиновники «от охоты» заняты какими-то другими, более важными для них делами. А жаль. Даже не столько жаль увозить из страны и оставлять там валюту (в конце концов, все мы братья-славяне), сколько жаль подавляющую массу российских охотников, не имеющих возможности на такую сказочную поездку. 2007-2012 гг.
Источник: ohotnik.com

Ключевых слов нет... Рассказать друзьям
Всего комментариев: 0
avatar

Читайте также

Жерех – пожалуй, наиболее «непростая» рыба в наших водоемах. Даже язя или г...

Читать Полностью

Ски-альпинизм — вид спорта и активного отдыха, сочетающий горные лыжи и аль...

Читать Полностью

В блистательном ряду советских оружейных конструкторов, чьи имена навсегда ...

Читать Полностью

XX век – эпоха открытий и технологического прогресса. За этот период были с...

Читать Полностью

Выбрать патроны на гуся можно довольно быстро, но, к сожалению, не каждый о...

Читать Полностью

К середине ХIX века возросшие потребности Моро в клинковом оружии пришлось ...

Читать Полностью
Где купить?
Лучшая оптика!

Для активной жизни!

Смотреть
Голографические прицелы!

№1 в Мире!

Смотреть
Это интересно

Почему примерно 34% жителей Земли предпочитают в своих странах ездить по левой стороне, а остальные 66% - по правой, точно не знает никто, хотя в...

Читать Полностью

KM2000 (от нем. Kampfmesser — «боевой нож») — немецкий боевой нож Бундесвера.
Нож производится немецкой компанией Eickhorn-Solingen Ltd. П...

Читать Полностью

5 сентября 1972 года во время летних Олимпийских игр в Мюнхене члены палестинской террористической организации «Черный сентябрь» совершили нападе...

Читать Полностью

Во время автопутешествий, к сожалению, всякое может случиться. Непредвиденное ДТП, автомобиль сломался, бензин закончился, или вот, например, нео...

Читать Полностью