Live Spinelli
Сычуань: острота ощущений

Сычуань: острота ощущений

Рассказать друзьям
Live-Spinelli National Geographic 361 0 0.0

Наш корреспондент отправился в Сычуань — пятую по размерам провинцию Китая, чтобы посетить расположенные здесь объекты Всемирного наследия ЮНЕСКО, увидеть больших панд и попробовать блюда самой острой в мире кухни.

Китайцы называют Сычуань Страной Небесного изобилия. Мы провели в этой провинции чуть меньше недели и вряд ли увидели даже одну десятую часть здешних чудес. Но представьте себе Небесное изобилие: даже поделенное на десять, оно способно свести с ума от количества впечатлений — и вызвать желание повторить их, еще не раз вернувшись сюда, в Сычуань.

Знакомьтесь, Чэнду
Первое впечатление от Сычуаня — тропическое влажное тепло. Влажность обволакивает со всех сторон, так что привыкнуть к отсутствию свежего ветерка удается далеко не сразу. Нас с фотографом Андреем встречает гид — приветливая китаянка Зоя.

— Это мое русское имя, для туристов, китайское вы все равно не запомните.

Впрочем, на ее визитке есть вся необходимая информация на русском языке: Сунь Бицзуань (Зоя), гид и переводчик, фирма «Медвежий романс». Чуть позже до нас доходит смысл столь странного названия компании: как и многое здесь, в Сычуане, оно связано с пандами.

— Сейчас мы едем в питомник панд, — бодро заявляет Зоя-Сунь Бицзуань.

До питомника, с юго-западной окраины Чэнду на северо-восточную, едем по скоростной эстакаде. Вокруг — многоэтажные кварталы, на фоне которых относительно современные Одинцово или Красногорск смотрелись бы примерно как надувная лодка рядом с круизным теплоходом. По пути попадается целый квартал из автосалонов. Помимо массовых брендов — международных и китайских — представлены абсолютно все марки премиального сегмента, которые мы только знаем. Но основу трафика составляют все же «народные автомобили» местных марок — и мотороллеры, создающие турбулентность в транспортном потоке города.

Сонное царство панд
Питомник панд на улице Panda Road — одновременно научно-исследовательский центр, зоопарк и ботанический сад, расположенный на территории площадью 100 гектаров. С 1997 года большой коллектив зоологов работает здесь над проблемой сохранения большой панды — вымирающего вида, ставшего в последние десятилетия символом движения по охране окружающей среды, символом Китая вообще и Сычуаня в частности. Здесь панд изучают и лечат, здесь же они размножаются — с переменным успехом.

Мы приезжаем в неподходящий момент — у панд сиеста. Эти не самые энергичные звери ведут более или менее подвижный образ жизни лишь зимой. В остальные сезоны у них есть два состояния: еда и сон. На территории питомника расположено несколько вольеров для большой панды, в центре каждого — домик, помещение для отдыха. Практически всюду, куда мы приходим, панды отдыхают. Лишь в одном вольере во двор выходит большая и пушистая самка. Сидя на попе в непринужденной позе, она лениво и вдумчиво поедает заранее нарубленные стебли бамбука.

— Она нас не видит, у панд близорукость, — объясняет Лю, улыбчивый молодой сотрудник пиар-службы питомника, который сопровождает нас по территории.

Я делаю комплимент его прекрасному английскому, и Лю расплывается в самой широкой улыбке, на которую способен:

— Месяц назад сюда приезжала Мишель Обама с дочками, именно мне поручили их сопровождать! Весь парк перекрыли, строго запретили фотографировать первую леди. Но я, конечно, сфотографировал, незаметно.

Под конец дня, прогулявшись по центру Чэнду, мы отправляемся ужинать. Уже в ресторане «Чунцин Сяотяньэ» узнаем, что снова идем по местам жены Обамы. И действительно: место исключительное. Сычуаньская кухня — это торжество острого и пряного. Практически все блюда — с огромным количеством душистого перца. Может, и на любителя, но нам все очень нравится. Настоящей сычуаньской кухни в России нет: в наших китайских ресторанах преобладает уже привычный кисло-сладкий вкус. А тот ресторан, где ужинаем мы, оказывается также знаменит представлениями Сычуаньской оперы — поразительного искусства смены масок, чем-то родственного цирку.

Чэнду, занимающий пятое место в стране по количеству населения, напоминает по структуре Москву. Такое же радиально-кольцевое строение, как в нашей столице, есть аналоги Бульварного, Садового, Третьего кольца и МКАД (мы прозвали его, понятно, ЧКАДом). Только все масштабнее — дороги шире, развязки все многоуровневые, пробок нет. Въезд в центр города разрешен по четным дням автомобилям с четными номерами и наоборот. Древностей в Чэнду не сохранилось, зато современный центр города великолепен, особенно вечером.

Пальцы богини Нюйвы
— Знаете главную мечту панды? — спрашивает Зоя. — Выспаться, чтобы не было черных следов вокруг глаз!

Начинается наш второй день в Сычуане: проехав 140 км на юго-запад от Чэнду, мы попадаем в Бифэнся. Это по сути национальный парк, хотя сами китайцы используют другое название, которое переводится как «живописная местность». Бифэнся — наполовину питомник панд (наподобие увиденного нами вчера, только больше и красивее), наполовину — абсолютно дикая горная местность, где в субтропических джунглях, вдоль ущелья с водопадами, проложена пешеходная тропа.

Пробежавшись по вольерам с пандами, мы убеждаемся в правдивости слов Зои: почти все панды спят. Даже те, что залезли на деревья, дрыхнут там, не обращая внимания на туристов, время от времени пытающихся разбудить их свистом и выкриками.

Прямая противоположность большим пандам — панды малые. Они отличаются не только размером, но и темпераментом. Строго говоря, эти звери — единственные представители семейства пандовых (большая панда относится к семейству медвежьих). Малые, или красные панды, больше напоминают лисичек или енотов. Они ведут себя гораздо активнее и охотно идут на контакт: нам повстречалась одна панда, которая нашла дырку в вольере и просто ходила по дорожке для туристов, разве что на руки не просилась. Красные панды тоже вымирают, но с пиаром у них дела обстоят гораздо хуже, чем у их больших ленивых тезок.

Закончив осмотр животных, спускаемся по течению ручья. Тропа, по которой мы идем с Андреем и Зоей, — это солидные деревянные мостки с перилами, сколоченными из палок. Там, где ручей обрывается вниз водопадом, тропа начинает ступеньками спускаться вслед за ним. Становится все более влажно и сыро, кое-где вода сочится по каменным стенам ущелья, вдоль которого лежит наш путь. Далеко не сразу мы понимаем, что тропа — мостки, перила и ступеньки — только прикидывается деревянной: строители идеально сымитировали текстуру древесины! Только с расстояния нескольких сантиметров понимаешь, что характерные разводы, сучки, кора на перилах — это все из камня. Неизвестные строители не поленились изобразить даже шляпки гвоздей. Иллюзию усиливает настоящий мох, поселившийся на перилах. «На века построено!» — не может скрыть восхищения Андрей, ежеминутно щелкая затвором фотоаппарата. Мы вспоминаем похожую тропу в одном из национальных парков России — деревянную, латаную-перелатаную, местами с прогнившими ступеньками…

Тропа длиной около пяти километров проходит по региону, который считается самым влажным местом провинции Сычуань. Бифэнся и окрестности держат рекорд по атмосферным осадкам. В связи с этим местные жители придумали красивую легенду о великой богине по имени Нюйва. Именно здесь в незапамятные времена она спасла мир от потопа, своими руками закрыв дыру в небосводе при помощи собранных в округе камней.

Когда оставалось уложить последний камень, силы богини иссякли. Умирая, она все же успела кое-как заткнуть дыру в небе, но не совсем герметично — поэтому здесь так много дождей.

— Сейчас вы увидите пальцы богини Нюйвы, — сообщила Зоя, когда тропинка сделала очередной поворот. — Слева пять вершин и справа пять. На самом деле их тут больше, но принято считать, что с каждой стороны их по пять.

На всем протяжении тропы нам попадаются неприметные туалеты — домики, сложенные из местного камня, уютные беседки со скамейками и пункты общепита, они же сувенирные лавки. Все на удивление чисто и аккуратно. В конце маршрута — лифт высотой метров тридцать. Он возвращает нас наверх. Здесь же — статуи рабочих, несущих каменные плиты, — строителей тропы. Я интересуюсь у Зои, как долго шла работа. Ответ — полгода, усилиями десятков тысяч рабочих.

— Мы, китайцы, умеем все делать быстро, если надо, — улыбается гид.

Дорога на север
Переночевав в Чэнду, мы прощаемся с городом. Впереди — Тибет!

Тут надо сделать небольшое отступление. Тибетский автономный округ — территория с особым статусом. Попасть, например, в Лхасу по китайской визе нельзя: необходимо дополнительное официальное разрешение. Но Тибет в широком смысле слова — Тибетское нагорье — доступен. Если это та его часть, которая расположена на территории провинции Сычуань.

Выезжаем из Чэнду по шоссе G213, которое сначала идет на северо-запад, а потом сворачивает к северу. На протяжении нескольких десятков километров я жду, когда же шоссе опустится на уровень земли: мы летим по эстакаде, проложенной над городками и деревнями, переходящими одна в другую. Задремав, просыпаюсь… в горах. Через час мы наконец выезжаем из теплой и влажной Сычуаньской котловины и попадаем в предгорья Сино-Тибетских гор. Резкая смена рельефа объясняется тем, что здесь проходит грандиозный разлом Лунмэньшань. Эта сейсмически активная зона стала эпицентром катастрофического Сычуаньского землетрясения 2008 года.

…Заезжаем в поселок Инсю. Здесь многие здания, включая среднюю школу, сохранены в том виде, в каком их исковеркало землетрясение. Мемориал ежедневно посещают тысячи людей. Впечатление, как будто городок бомбили. Осмотревшись, покидаем это мрачное место.

Шоссе вгрызается в горные массивы. Тоннели следуют один за другим, на указателях — длина каждого из них: 5 километров, 3,5 километра, 4, снова 5. Даже водитель и тот удивляется: некоторых тоннелей еще год назад здесь не было и в помине. Дорога забирает серпантинами все выше — и внезапно все вокруг меняется. Погода становится холоднее, лучи солнца словно режут воздух, на равнинах то и дело встречаются пасущиеся яки. И люди здесь совсем другие — смуглые, совершенно не похожие на китайцев. Мы въезжаем в Тибет.

Перемахнув через перевал (3600 метров), спускаемся вниз и вскоре оказываемся в просторной долине. Это — Долина девяти деревень, или Цзючжайгоу.

Долина девяти деревень
Цзючжайгоу — одно из красивейших мест Китая — еще в 1972 году было населено только жителями тех самых девяти тибетских деревень, которые и дали ему название. Но уже в 80-х долина стала национальным парком. На ее огромной территории (длина долины, похожей с высоты на огромную букву Y, достигает 50 км) расположились 108 разноцветных озер. Они окружены горами, заросшими девственным лесом, и соединены между собой сотнями проток, речушек и водопадов. Андрей, который фотографировал все национальные парки США, не может скрыть восхищения: «Это как национальный парк Йосемити — только круче!»

Получить стопроцентное удовольствие мешает лишь одно обстоятельство: туристы. Посетителей в Цзючжайгоу очень много: автобусы снуют вверх-вниз по дороге вдоль маршрута с частотой поездов в московском метро. Иностранцев среди них практически нет. В Сычуане гораздо больше развит внутренний туризм.

Экскурсанты производят впечатление добродушных и открытых людей. Это впечатление многократно усиливает их громкая речь, то и дело перебиваемая взрывами хохота. Китайцам чужд индивидуализм. Они все делают вместе. Сюда, в национальный парк, они тоже приезжают, как правило, коллективно. Легко представить себе, как они встречаются в 5 или 6 утра у проходной родной фабрики или у ворот фермы, садятся в автобус и едут — долгими часами, а может, и днями напролет — по просторам родной страны, травя анекдоты и наверняка время от времени напевая песни китайских композиторов.

На выходе из парка случайно сталкиваемся с русскими. Таня и Михаил приехали из Хабаровска. В Китае они не первый раз, но до Сычуаня добрались только теперь — и ничего подобного Цзючжайгоу не видели. Наши отели расположены неподалеку, договариваемся встретиться вечером на представлении Тибетской оперы.

Тибетская опера — особый фольклорно-психоделический жанр, что-то пограничное между ансамблем народного танца Игоря Моисеева и анимацией на курорте в Турции. На сцене разыгрывают спектакль на мифологическую тему — с пением, танцами, игрой на барабанах и пантомимой. На специальных экранах по бокам — титры на английском, но и они скорее озадачивают, чем объясняют: «Дух в виде птицы Xiangxiang доставляет Старую Мать в Чистую Землю. Духи спорят, должна ли Старая Мать вознестись в Рай или отправиться в Ад…» Без тибетской Книги мертвых тут явно не обошлось.

— С таким шоу никаких наркотиков не надо, — шепчет мой новый знакомый Михаил, и я почему-то вспомнаю, что в Китае за хранение наркотиков могут посадить в тюрьму, а то и расстрелять. И спорить с Михаилом совсем не хочется.

Желтый дракон
Если Цзючжайгоу напоминает сильно улучшенный и раскрашенный в разные цвета радуги Йосемитский национальный парк, то следующий объект Всемирного наследия ЮНЕСКО на нашем пути, национальный парк Хуанлун, — это турецкие террасы Памуккале, только… тоже сильно улучшенные. Чтобы доехать туда, мы сворачиваем с G213 на X120, резко уходя вверх. Не переставая поражаться идеальному качеству асфальтового покрытия, набираем высоту порядка 4000 метров. За перевалом дорога ныряет вниз, и уже через пару десятков километров мы в Хуанлуне.

Наверх ведет канатная дорога. Ее окружают пихты и рододендроны, буддийские храмы и водопады. На высоте 3500 метров над уровнем моря начинается туристическая тропа, которая проходит через вековой пихтовый лес. По пути попадаются пункты раздачи баллонов с кислородом — высота нешуточная, и у некоторых может начаться горная болезнь, главное средство от которой — воздух, богатый кислородом. Примерно через полкилометра волшебный лес расступается и открывается Долина Желтого дракона. Здесь, в ущелье Хуанлунгоу, сформировался комплекс порогов из травертина — известкового туфа. Кто был в Памуккале, тот знает, как выглядят травертиновые террасы, заполненные водой. Этих маленьких озер здесь почти три с половиной тысячи, и они напоминают чешую гигантского дракона. Вода стекает вниз, переливаясь из верхних озер в нижние. И даже толпы вездесущих туристов не отвлекают от созерцания этой величественной красоты.

Покидая Сычуань, мы ощущали что-то сродни послевкусию от острого блюда. В какой-то момент ты понимаешь, что единственный способ перебить вкус — это съесть еще. Вот и нам кажется: маршруты Сычуаня для нас только начинаются.

Маршрут



1. Чэнду
Основанный в IV веке до н. э., город знал периоды могущества и упадка. Сейчас он стремительно растет, притягивая жителей Сычуаня и соседних провинций. И местные, и приезжие отмечают особенность Чэнду — город органично разместился на стыке эпох. За 10 минут на такси можно доехать из тесноватого старого города до улицы Чунси и прилегающих кварталов со светодиодными экранами рекламы, витринами торговых центров и мультиплексов. И там, и там кипит жизнь — везде своя, и везде настоящая.

2. Бифэнся
Питомник большой панды построен в 2003 году на месте девственной рощи. Настоящий его расцвет начался после Сычуаньского землетрясения 2008 года, когда из сильно пострадавшего заповедника Волун сюда привезли около сорока панд. Также здесь проходит тропа, соединяющая такие достопримечательности, как храм богини Нюйвы, водопады «Тысяча ступеней» и «Дракон, летящий над облаками», висячие гробы народа цян (III век до н. э.), скальный комплекс «Десять пальцев» и другие. Чтобы пройти пятикилометровый маршрут, надо иметь крепкие ноги: здесь и правда тысячи ступеней.

3. Инсю
Впечатляющий мемориал Сычуаньского землетрясения — здание школы в поселке Инсю. Стены расползлись в разные стороны, часть помещений обрушилась, но основной корпус, к счастью, устоял. Руины законсервированы: их удерживают мощные железобетонные подпорки. Вокруг — тропа для посетителей. Застывшая посреди вновь отстроенного поселка, школа с прилегающими к ней строениями — напоминание об ужасе, который испытали жители этих мест 12 мая 2008 года.

4. Сунпань
Во времена династии Тан это был пограничный город между Китайской и Тибетской империями. Здесь стоит памятник тибетскому царю Сонгцену Гампо и китайской принцессе Венчень, заключившим брак в 641 году. Между имериями наступил мир, а принцесса, согласно легенде, принесла в Тибет буддизм. Старинный город- крепость примечателен не только своими толстыми стенами XV века и не только тем, что он хранит следы архитектуры четырех проживавших здесь народов — тибетцев, хуэй, хань и цян. Пожалуй, главное его достоинство в том, что он еще не до конца превратился в туристический объект. Хотя здесь полно туристов, это пока еще настоящий, живой город.

5. Цзючжайгоу
Объект Всемирного природного наследия ЮНЕСКО с 1992 года, биосферный заповедник с 1997-го. Один из самых красивых национальных парков Китая площадью 720 км². Знаменит комплексом озер и водопадов в трех ущельях, которые образовались в разломе между Тибетским плато и плато Янцзы. Ежегодно здесь бывает до полутора миллионов туристов, так что будьте готовы к тому, что в одиночестве побыть вам здесь не удастся. Вдоль всех маршрутов организовано автобусное движение, все достопримечательности снабжены табличками на английском языке.

6. Хуанлун
Включенный в список ЮНЕСКО в том же году, что и Цзючжайгоу, этот парк отличается более скромными размерами, его реально обойти за полдня. Это высокогорная зона, даже летом здесь прохладно и без куртки не обойтись. Приезжать сюда имеет смысл с мая по октябрь, когда каскад из 658 озер и водопадов на травертиновых террасах заполнен водой.

7. Шанмо
Крохотная деревня, окруженная горами. Здесь можно пожить в аутентичных тибетских домах, но с комфортом 4-звездочной гостиницы. Очень красивые домики несколько лет назад отреставрировали и превратили в комплекс бутик-отелей.

Сычуань. Путеводитель
Сычуань — провинция Китая, которая по площади чуть больше, чем Швеция, и чуть меньше, чем Испания. Чтобы объехать ее всю, года будет мало. Главное, для чего стоит посетить эту провинцию, — ее поразительные национальные парки, включенные ЮНЕСКО в список Всемирного природного наследия, и заповедники, где обитают панды. Не меньшего внимания заслуживает также сычуаньская кухня — острая, пряная, ароматная и понятная далеко не каждому.

Виза. Гражданам России для посещения Китая необходима виза. Оформить ее можно в консульском отделе посольства Китая. Срок оформления туристической визы категории L составляет от 5 рабочих дней, стоимость — 1500 руб. Подробную информацию обо всех необходимых документах можно найти на сайте посольства: ru.china-embassy.org.

Как добраться. Прямых рейсов между Москвой и провинцией Сычуань нет. Долететь до столицы региона, города Чэнду, можно пересадочными рейсами авиакомпаний China Southern Airlines или Air China. Время в пути составляет 11−13 часов в зависимости от длительности пересадки. Билеты — от 23 500 руб.

Сезон. Климат в Сычуане мягкий, субтропический. С апреля по октябрь — сезон дождей. Зимой иногда может выпадать снег, средняя температура составляет −5…−0°С. Летом бывает очень жарко и душно, температура редко опускается ниже +22 °С. Кроме того, в регионе мало солнечных дней и почти всегда стоит туман. Лучшее время для посещения Сычуаня — весна и осень, когда устанавливается приятная теплая погода, а вероятность осадков минимальна.

Транспорт. Из аэропорта до центра города можно добраться на автобусе № 303 (он идет до самого центра города, билет — 10 юаней) или на такси. Лучше всего брать официальное такси — к нему обычно выстраивается большая очередь, так как местные жители предпочитают избегать услуг частных водителей, которые зачастую заламывают цены. Поездка до центра Чэнду обойдется примерно в 50 юаней, тогда как частный водитель может попросить 100, а то и все 150. По самому региону лучше всего передвигаться на автомобиле с водителем — заказать такую услугу можно в любой из турфирм. Самому садиться за руль не стоит: во-первых, для этого придется получить временное водительское удостоверение (а значит, пройти медицинскую комиссию и прослушать курс ПДД); во-вторых, движение на дорогах страны очень хаотичное и непредсказуемое, так что лучше довериться опытному водителю.

Валюта. Денежная единица — китайский юань (CNY). Примерный курс обмена: $1 = 6,12 юаня. Обменять деньги можно в любом отделении банка. Большинство отелей, ресторанов и магазинов принимают к оплате кредитные карты.

Еда. Кухня Сычуаня — одна из самых острых в мире. Во многом за счет здешнего перца, который добавляют во все блюда. Самое популярное местное блюдо — это так называемый Hot Pot. В огромный котел с кипящим маслом добавляют самые разные ингредиенты: кусочки свинины и говядины, огурцы, листья салата, зелень, куриное мясо. По мере готовности все их нужно вынимать и пробовать, заедая вареным рисом и запивая пивом. Если вы не привыкли к слишком острым блюдам, волноваться не стоит — в том же Чэнду найдется немало ресторанов европейской кухни. Кроме того, здесь крайне развита культура Чайных домов (Teahouses), где можно не только попробовать несколько видов отборного китайского чая в сопровождении легких закусок, но даже посмотреть представления оперы.

Шопинг. Сычуань славится производством тканей — здесь можно найти множество магазинчиков, где продают шторы, скатерти и другие текстильные изделия. С продавцами можно торговаться — если, конечно, сумеете объясниться. Еще один сувенир, который можно привезти отсюда, — зеленый чай.

Язык. Известно, что почти в каждой провинции Китая — свой особый диалект. Сычуань в этом плане — не исключение. Кроме того, почти никто из местных жителей не говорит на английском языке, поскольку регион ориентирован в основном на внутренний туризм. Лучше всего заранее найти англоговорящего гида или, если вы планируете путешествовать самостоятельно, распечатать все необходимые адреса и телефоны.

Тур. Помочь в организации поездки может Московское представительство Государственного управления по туризму КНР.

Жилье. Выбор отелей в Чэнду очень широк — здесь есть как роскошные гостиничные комплексы, так и скромные семейные отели и хостелы. Поскольку далеко не все из них имеют сайты на английском языке, бронировать номера лучше всего через международные поисковики вроде Booking.com и Expedia.com или на русскоязычном сайте chinahotels.net.

Чэнду
Chengdu Tianren Grand Hotel

Отель в центре Чэнду. Просторные номера оформлены в европейском стиле. Есть тренажерный зал, сауна, спа-центр и ресторан. От $57.

Цзючжайгоу
Inter Continental Resort Jiuzhai Paradise

Находится на территории национального парка, в окружении гор. В комплексе — свой бассейн и оздоровительный центр. От $135

Шанмо
Shangmo Elegent Zangzhai Hotel

Колоритный бутик- отель, расположенный в одном из старинных тибетских домов. От $94.

Ключевых слов нет... Рассказать друзьям
Всего комментариев: 0
avatar

Читайте также

К середине ХIX века возросшие потребности Моро в клинковом оружии пришлось ...

Читать Полностью

Шту́цер (от нем. Stutzen) — нарезное дульнозарядное ружьё в XVI—XIX вв., а ...

Читать Полностью

Камерун - одна из самых необычных стран чёрного континента, которую справед...

Читать Полностью

Как часто нужно мыть велосипед? Многое зависит от погоды и местности, где к...

Читать Полностью

Эта глава посвящена ножам, выполняющим только какую-либо одну специальную ф...

Читать Полностью

Запели скворцы и жаворонки - значит, пришла долгожданная весна. Особенно с ...

Читать Полностью
Где купить?
Лучшая оптика!

Для активной жизни!

Смотреть
Голографические прицелы!

№1 в Мире!

Смотреть
Это интересно

Если вы обморозили руки, и рядом нет врача, нужно спасаться самостоятельно.
На охоте, на рыбалке, да и просто при занятии активными видами...

Читать Полностью

Ночная зимняя ловля леща, безусловно, очень увлекательна. Но не каждому рыболову хватит здоровья просидеть на водоеме целую зимнюю ночь. Ночью, а...

Читать Полностью

Поиск усатого – пожалуй, наиболее будоражащий вопрос, который возникает у каждого рыболова, хотя бы раз ощутившего его поклевку. И надо же такому...

Читать Полностью

Туристам, пожелавшим посетить в Каире знаменитый христианский коптский монастырь Святого Симеона Сапожника, что у подножья горы Мукаттам, приходи...

Читать Полностью