Live Spinelli
Хроники Нанга Парбат

Хроники Нанга Парбат

Рассказать друзьям
Live-Spinelli Альпинизм 549 0 0.0

Как известно, каждая большая гора, являясь в прямом смысле слова пупом Земли, со временем обрастает большим количеством мифов и легенд и становится осью и основой фантастических и вместе с тем совершенно реальных историй. Возмущение пространства по вертикали причудливо переплетает эпохи и судьбы. За мифы и легенды отвечает местное население, герои былей – различного рода авантюристы, альпинисты и прочие неистовые "исты".

Было бы интересно составить что-то наподобие исторической хроники, например, по каждому восьмитысячнику, но для этого надо много по ним бродить:) Об Эвересте я уже пробовал писать, теперь очередь Нанга Парбат, тем более что эта гора даст хорошую фору тому же Эвересту, да и Кашмир – место очень не простое.
Небольшая вводная: Нанга Парбат – первый в истории восьмитысячник, на который пытались взойти люди; первый в истории восьмитысячник, покоренный человеком в одиночку. До того как Эверест стал популярным в альпинистской среде, Нанга Парбат удерживала первенство по числу погибших восходителей.

Эта гора была свидетельницей зарождения и развития буддизма в регионе, неподалеку от нее возникли первые изображения Будды. У ее подножия проходил Александр Македонский, мусульманские завоеватели (например, Тамерлан и его потомок Бабур, основавший династию Великих Моголов), сикхские завоеватели. Нанга Парбат не понаслышке знает, что такое Большая игра Британской и Российской империй. Эту гору рисовал Рерих. В конце концов, эта гора задолго до всей Европы увидела неиндуистскую свастику – на вершину в начале 1930-х пытались взойти нацисты.

Официальная история Нанга Парбат началась в XIX веке. Собственно, можно сказать, с этого момента Нанга начала оправдывать данное ей впоследствии название "гора-убийца". В 1856 году немецкий исследователь Азии Адольф Шлагинтвейт прошел у подножия горы и сделал ее описания и зарисовки. Эти сведения попали в Европу. Шлагинтвейт, первый европеец и первый немец, увидевший этот восьмитысячник, вскоре расстался с жизнью. Спустя год он пробрался на север в район Кашгарии и Джунгарии (сейчас эти земли входят в Синьцзян-Уйгурский автономный район Китая), где был схвачен Вали Ханом, эмиром Кашгара, по подозрению в шпионаже. Адвокатов и суда присяжных тогда не существовало – Шлагинтвейту отрубили голову.
Мемориал погибшим немецким альпинистам у подножия Нанга Парбат. Фото найдено в сети

Первую попытку восхождения на Нанга Парбат предпринял британский альпинист Альберт Фредерик Маммери в 1895 году. Это вообще первая попытка восхождения на восьмитысячник в истории. Спутники Маммери, в том числе майор Чарльз Брюс (впоследствии один из организаторов первых альпинистских экспедиций на Эверест), решили обойти гору вдоль подножия. Сам Маммери с носильщиком из местных поднялся по склону Нанга Парбат на высоту более шести километров. Назад они не вернулись, и больше их никто никогда не видел.
Уже упомянутый Чарльз Брюс впоследствии отправляется на северо-запад современного Пакистана – в Читрал, где на границе интересов Британской и Российской империи, на острие "Большой игры" в глухом горном районе, населенном полудикими племенами пуштунов и совсем дикими гиндукушскими горцами, сходит с ума от одиночества полковник Френсис Янгхазбенд.

Этот человек, похожий на семейных портретах одновременно на Фридриха Ницше и Никиту Михалкова, – единственный представитель Британской империи на много сотен километров вокруг, ухитряющийся держать под контролем всю территорию вплоть до Нанга Парбат.
Его называют отцом-исследователем Каракорума. Он открыл новый путь через пустыню Гоби в возрасте 21 года. Из-за слухов о его гибели едва не началась война между Британией и Россией. Однако ни игра в поло, ни беседы запанибрата с местными правителями, ни почти абсолютная власть, равно как походы по "белым пятнам" Гималаев, Гиндукуша, Памира и Каракорума не могут избавить Янгхазбенда от тоски – он опасается за свой рассудок.
Спасением становится философия Льва Толстого – оказавшуюся у него случайно книгу Толстого Янгхазбенд прочитывает от корки до корки, и это в корне меняет его мировоззрение – постепенно полковник из махрового британского колониалиста превращается в мистика и индийского националиста, ратующего за независимость Индии. Однако в процессе этой эволюции Янгхазбенд, благодаря маниакальному страху перед Россией тогдашнего вице-короля Индии лорда Керзона, получает добро на завоевание Тибета.
В 1904 году армия (по сути большой военный отряд) под руководством Янгхазбенда вторгается в Тибет через территорию зависимого от британцев княжества Сикким. Янгхазбенд захватывает Лхасу. Далай-лама XIII бежит из страны в Монголию, тибетское правительство вынуждено подписать договор, согласно которому власть Британской империи в Тибете существенно возрастает – Лондон отныне имеет в Лхасе своего постоянного представителя. На тибетскую кампанию у Янгхазбенда уходит около трех лет.
Впоследствии Далай-лама "разрешает" британцам восхождения на Эверест со стороны Тибета. Организаторами этих экспедиций в 20-е годы двадцатого же века являются все те же Чарльз Брюс и Френсис Янгхазбенд.

***

В начале 1930-х право на публикацию писем и альпинистских дневников Маммери покупает один немецкий издатель. Как раз в эти годы в Германии на волне реваншизма за поражение в Первой мировой приходит к власти Гитлер. Германия, как известно, должна быть впереди планеты всей. В том числе и в покорении больших гор. Лозунг Deutschland über alles – "Германия превыше всего" получает физическое воплощение – в немецких альпинистских кругах зреет идея первого восхождения на восьмитысячник, флаг теперь уже не с индуистской, но с фашистской свастикой надо установить на вершине одного из самых высоких пиков мира. Это Нанга Парбат.

Вновь и вновь глядя на Нанга Парбат, на ее блистающую вершину, мы чувствовали, как наши сердца пламенеют желанием сражаться с судьбой. Как хорошо будет вернуться на Родину, покорив эту громадную гору. И как почетно положить жизнь ради великой цели, которая послужит примером для грядущих поколений Германии. Эти полные пафоса слова написал в своей книге "Немцы на Нанга Парбат" альпинист Фриц Бехтольд.

Но восьмитысячник говорит "нет" нацизму. Несмотря на то, что правительство выделяет восходителям колоссальные средства, и даже грузы к горе доставляются "Юнкерсами", экспедиции гибнут на горе одна за другой, унося жизни лучших немецких и австрийских альпинистов. Именно в 30-е годы Нанга Парбат начинают называть "гора-убийца" и "гора судьбы для Германии".
В 1939 году очередная экспедиция, состоящая в том числе из офицеров вермахта, терпит неудачу при попытке восхождения. Спустившись вниз, альпинисты попадают в широкие и не очень дружеские объятия британских властей. Ибо началась Вторая мировая война, и все немецкие подданные, тем более военные, находящиеся на контролируемых англичанами территориях, автоматически становятся пленными. Членов экспедиции, в том числе Петера Ауфшнайтера и Генриха Харрера (автор книги "Семь лет в Тибете") интернируют и отправляют в лагерь для военнопленных, расположенный в Дехрадуне (северо-запад Индии) у подножия Гималаев.
Здесь Харрер знакомится с немецкими альпинистами, точно так же пойманными в Сиккиме после восхождения на семитысячник Тент-пик, в том числе с Людвигом Шмадерером. Последний известен в советском альпинизме тем, что совершил в 30-х годах первый траверс горы Ушба, что на Кавказе. Разрабатывается план побега. Несколько попыток оказываются неудачными, затем Харреру и Ауфшнайтеру удается бежать через границу Индии в Тибет. Таким образом, именно от Нанга Парбат начинается их тибетская одиссея, книга о которой станет всемирно известной. Харреру было суждено испытать тяжелейшие лишения, проникнуть в запретную Лхасу, получить пост в тибетском правительстве и стать другом и наставником Далай-ламы XIV.
Время делает новый виток, и новую петлю авантюр и жизненных трагедий нанизывает на свою вершину Нанга Парбат. Сводный брат одного из немецких альпинистов, погибших на горе в 30-е годы, решает в память своего родственника организовать экспедицию к горе и наконец взойти на вершину. Доктор Карл Мария Херлигкоффер никогда не был альпинистом и никогда не имел дела с большими горами. Однако идея восхождения захватила его настолько, что он буквально помешался и сумел найти и средства, и первоклассных альпинистов, и стал руководителем экспедиции.

И Нанга Парбат пала. Победа принесла Херлигкофферу не радость, но разочарование, поскольку на вершину взошли не по его воле и плану, а вопреки им. Одержимость доктора горой была столь сильна, что восхождение не по его указке он расценил едва ли не как предательство. Это был авторитарный руководитель, упрямство которого дорого обошлось не одному альпинисту. Когда тиролец Герман Буль принял решение штурмовать вершину, Херлигкоффер, сидя внизу в базовом лагере, дал отбой – слишком долго альпинисты уже работали на горе, и шансов, по его мнению, не оставалось.

Буль послал Херлигкоффера куда подальше и отправился наверх. Последние 1300 метров до вершины шел в одиночку – его напарник не смог продолжить восхождение. Однако Герман переоценил свои силы, на спуске стало понятно, что до ночи вернуться в палатку он не успеет. К этому времени кончились еда и питье, единственное, чем Буль поддерживал силы – таблетками первитина. Этот, по сути, наркотик (гидрохлорид метамфетамина) в 50-е годы считался стимулирующим средством.

Буль надеялся, что ночью выйдет луна, и он сможет спускаться при ее свете, однако луну загородил склон горы. Темнота застала Буля на отвесной стене, где он едва смог найти опору для ног. Всю ночь он провел стоя на высоте около восьми километров! К счастью, погода стояла безветренная, было на удивление тепло, поэтому Буль обошелся "только" обмороженными пальцами на ногах. В базовый лагерь он спустился чудом – внизу уже считали его погибшим, но Херлигкоффер холодно встретил победителя. Он обладал эксклюзивным правом на освещение экспедиции в прессе и почти все сливки с успеха снял единолично. А Герману Булю, реализовавшему мечту нескольких поколений немецких альпинистов, муниципалитет города Вены выделил комнату – до сих пор великому альпинисту было негде жить, он мыкался по друзьям и знакомым.

В 1950 году три британца предпринимают авантюрную попытку восхождения на Нанга Парбат зимой! Их сопровождает мало кому известный на тот момент шерп Тенцинг Норгей. Этот человек буквально одержим восхождениями, его мечта – Эверест, но так как средств для участия в экспедициях нет, он работает носильщиком у зарубежных альпинистов в Тибете и Пакистане.

В 1957 году Буль взошел на восьмитысячник Броуд-пик в Пакистане. В том же году он погиб во время восхождения на расположенный неподалеку пик Чоголиза.
И это далеко не последняя жертва горы-убийцы Нанга Парбат.

Источник: climbing.ru

Ключевых слов нет... Рассказать друзьям
Всего комментариев: 0
avatar

Читайте также

Го́рный тури́зм — вид туризма, заключающийся в передвижении группы людей с ...

Читать Полностью

Эх, не балует что-то нас зима в этом году морозом… Глобальное потепление во...

Читать Полностью

По следам поездки в Каравшин хочется немного понудить. Народ вроде на 6-ки ...

Читать Полностью

Одним из наиболее необычных и загадочных для европейцев видов холодного ору...

Читать Полностью

В серфинге детали играют огромную роль. Даже если начинающему серферу быстр...

Читать Полностью

Автомобильный туризм — путешествия людей в страны или местности, отличные о...

Читать Полностью
Где купить?
Лучшая оптика!

Для активной жизни!

Смотреть
Голографические прицелы!

№1 в Мире!

Смотреть
Это интересно

Поплавочная удочка — одна из простейших рыболовных снастей, что обусловило её повсеместное распространение. Поплавочная удочка состоит из удилища...

Читать Полностью

Далеко не всегда и не у всех охотников имеется возможность охотиться с гончими. Однако это вовсе не значит, что зайцы, несомненно наиболее многоч...

Читать Полностью

Специальный боеприпас для 12,7-мм снайперской винтовки ОСВ-96 разработан в Центральном конструкторско-исследовательском бюро спортивно-охотничьег...

Читать Полностью

Скальный крюк — разновидность альпинистского снаряжения для обеспечения страховки на скалах.
Виды скальных крючьев
Скальный крюк пр...

Читать Полностью